Воспитание приемного ребенка: нюансы, о которых стоит знать

Воспитание приемного ребенка: зачем нужна помощь психолога?

Автор книги «Когда я родился, тебя не было, мама!» усыновила мальчика из дома ребенка в конце Спустя 15 лет она описала свой опыт, достижения и трудности, с которыми пришлось столкнуться. В то время психологическая помощь приемным родителям еще не была налажена, и многое приходилось познавать методом проб и ошибок.

Школьные проблемы приемного ребенка

Когда я оформляла документы на Алешку, мне предложили «убавить» один год, сказав, что так поступают многие приемные родители. Я отказалась, ответив, что мы быстро догоним сверстников — с интеллектом у Алешки было все в порядке. Увы! Мне не объяснили, что интеллект и психика — две большие разницы, и что отставание в общем развитии «ликвидировать» гораздо легче, чем отставание в развитии психологическом.

Сама я поняла это, только когда настала пора идти в школу. В 7 лет мой сын оставался пятилетним ребенком. Все тесты, положенные первоклашке, он проходил, подтверждая, что с развитием, памятью, вниманием, логикой у него нормально. Но вот отношение к занятиям, дисциплина, необходимость сидеть полчаса за партой и слушать учителя. Заставьте пятилетнего малыша высидеть урок: он будет вертеться, вставать, разговаривать. Именно так и вел себя Алешка. Ничего, кроме раздражения, он, естественно, у учительницы не вызывал. Нас не спасли ни его отличная память, ни развитое воображение — к концу первого класса мы прочно заняли место самого слабого «троечника».

Вот тут-то я и пожалела, что не изменила дату рождения — лишний год до школы нам бы очень не помешал. Еще пожалела, что не оставила Алешку еще на год в детском саду. Такой вариант предложила мне умная и опытная заведующая, видевшая, что к школе ребенок совершенно не готов. Алешка уперся: «Хочу в школу!» И я пошла у него на поводу. Ну, и получила по полной программе.

Воспитание приемного ребенка: зачем нужна помощь психолога?

Все одиннадцать лет в школе я постоянно доказывала учителям, что ребенок у меня золото, только вот неусидчивый очень. Винила себя — вырос, мол, в творческой среде, вот и раскован не в меру. А проблема упиралась в то, что, запустив первоначальные знания, мы так и не догнали программу. Заставить Алешку делать уроки первые два-три года было практически невозможно. Выручали хорошая память и сообразительность, но когда начались математика, физика, химия — начались и «двойки».

Особенно тяжело пришлось с русским. Имея богатый словарный запас (у Алешки правильная речь, он не путает ударения, не употребляет слов-сорняков, легко каламбурит) и легко поддерживая разговор даже со взрослыми, он пишет с ужасным количеством ошибок. Не помогли ни наказания, ни тренировки по переписыванию текстов и домашние диктанты, ни занятия с репетиторами.

Преподаватель литературы и русского в классе объяснила мне, что скорее всего это дисграфия, которая может быть последствием каких-либо психологических травм (уж мне ли не знать — каких!), и что исправить подобную неграмотность можно лишь в начальных классах. Но в начальных классах мой ребенок вызывал стойкую аллергию своим поведением, и легче (а возможно, и приятнее) было ставить ему плохие оценки, чем пытаться помочь освоить грамоту.

С тем и идем по жизни. Когда Алешка писал первое в своей жизни заявление о приеме на работу (дело было в школьные каникулы), я просто ушла из кабинета — пусть сам краснеет! Одно утешает: есть масса профессий, где знание грамматики и орфографии не обязательно. В общем, трагедию из этого факта мы не делаем, пытаясь приспособиться к обстоятельствам (в частности, получить хоть какое-то образование). Но если бы мне кто-то умный объяснил в свое время, что к чему, я сэкономила бы массу времени, средств и сил, а также нервов — как своих, так и чужих.

Психологические проблемы

Вообще-то во всех нормальных странах с приемными родителями работают психологи. Их помощь просто незаменима, особенно в первое время. Хорошо, конечно, что я начиталась книг по психологии, что среди моих друзей есть многодетные мамы и папы и что у меня есть друзья — профессиональные педагоги и психологи. А если человеку не с кем посоветоваться, если его жизненный опыт невелик и если психологией он не увлекался и умных книг не читал? (Забегая вперед, скажу, что огромным шагом стало создание школ подготовки приемных родителей. Теперь кандидаты в родители проходят обязательную подготовку, а семьи, в которых уже есть приемные дети, могут получать консультации и проходить тренинги. Главное, не надо этого бояться и, что еще важнее, не надо закрывать на проблемы глаза. Сами по себе они не решатся.)

Я, например, виню себя в том, что ничего не делала, чтобы справиться с инфантильностью сына. Он очень долго был наивен, в том числе и в суждениях. В шестнадцать он обладал психологией четырнадцатилетнего подростка, в восемнадцать оставался в душе пятнадцатилетним! И как мне было объяснить это той же призывной комиссии? Какие справки собирать, чтобы ему дали отсрочку от армии? Мотив — «до повзросления»?

Ну ладно — это не смертельно, есть даже категория вечных мужчин-детей. Но помощь психолога замещающим родителям нужна и по более серьезным поводам. Меня, например, умиляло, что Алешка всегда приходил после наказания просить прощения. А оказалось, что приемные дети всю жизнь живут с чувством вины в душе. Узнала об этом случайно, когда моя приятельница-психолог принесла почитать перевод отчета об исследованиях американских психотерапевтов. Они сделали вывод, что большинство приемных детей, даже став взрослыми, переживают свою отверженность. «Раз меня оставили, значит, я плохой» — с этим они идут по жизни! Неуверенность в себе, самокопательство, склонность к суицидам — вот чем это оборачивается.

Господи! Да знала бы я раньше, постоянно внушала бы сыну, что он самый хороший! А я? Накажу его, маленького, он проревется, как и все дети, а потом придет, сядет ко мне на колени, прижмется и, заглядывая с мольбой в глаза, начинает просить прощения. Правда, я его всегда успокаивала, начинала целовать, гладить по голове и объяснять, что мама наказала его за один, конкретный поступок, а на самом деле Алеша хороший, он будет слушаться маму.

Наверное, чисто интуитивно я понимала, что Алешке требуется большая, нежели его сверстникам, уверенность в себе, поэтому в детстве у нас была такая игра. Он устраивался у меня на коленях или подкатывался ко мне под бок, я прижимала его к себе и на ушко начинала перечислять все его достоинства. Вспоминала все: Алеша у меня очень веселый, хохотун, певун, очень ласковый, мамин помощник, главный дружок, звонкий петушок, кушает все-все-все, глазки моет каждое утро. Иногда достоинств набиралось не один десяток! И я говорила: «Вот какой у меня замечательный ребенок. Подумаешь, не слушается иногда — это с каждым бывает. А вот такого характера ни у кого нет. Повезло маме с тобой!»

В начальных классах эта игра превратилась в своего рода психологический тренинг. Замордовали Алешку основательно. Во втором классе, придя из школы, он начинал ходить за мной с выражением брошенного щенка на лице и, заглядывая с мольбой в глаза, то и дело спрашивал: «Мамочка, ты меня любишь?». Иногда, когда я сажала его к себе на колени и начинала рассказывать, какой он хороший и как много у него хороших качеств, он перебивал меня: «А в школе сказали, что я идиот», или: «А учительница меня дураком назвала».

Слава Богу, у меня хватило ума перевести его в другую школу — в третьем классе Алешка перестал комплексовать так сильно, и наших домашних «похвалушек» стало достаточно для того, чтобы он начал верить в себя. Но даже позднее, в старших классах, у него случались приступы самобичевания, и тогда я безудержно начинала хвалить его. А присказка: «Что бы я делала без тебя?!» — это сущая правда. И Алешка знает об этом, хоть и язвит: «Что — орать было бы не на кого?»

Наказания и другие способы воспитания

По поводу «ораний», наказаний и прочих воспитательных мер. Не знаю, правильно ли это с точки зрения психологии и педагогики, но ругать и наказывать Алешку я стала по принципу «как своего». Одна из моих приятельниц как-то сказала: «Вот вырастет он и скажет тебе, что ты наказывала его потому, что он — не родной». На что я ей ответила: «А я ему скажу, что никогда не чувствовала его неродным, потому и наказывала. Всех детей наказывают, чем он хуже?» Это действительно так. Я не хотела, чтобы Алешка вырос избалованным, эгоистичным, не уважающим общепринятые нормы поведения. К тому же у нас в доме не было «жесткой мужской руки», и мне приходилось быть и матерью, и отцом, то есть проявлять не только мягкость, но и твердость.

Воспитание приемного ребенка: зачем нужна помощь психолога?

Что касается крика. Я эмоциональный человек, и громкий разнос — это скорее демонстрация обиды, недовольства, нежели наказание. Алешка это понял довольно рано, и для него гораздо большим наказанием было мое молчание. Когда я молча выходила из комнаты, он тут же чувствовал, что я обиделась, и бежал следом на кухню: «Мусечка, ну не сердись, сейчас все сделаю».

Думаю, что в наказании главное — адекватность. Нормальная мать не схватится за ремень, если ребенок разбил чашку. Если ребенок плохо ест, глупо ставить его в угол — он будет только рад, что его увели из-за стола. Я, например, просто молча снимала Алешку со стула: «Все, иди в комнату», — когда он начинал капризничать и говорить, что он это не будет есть. Не будешь? Не надо, оставайся голодным. Тут же бежал обратно: я передумал, я буду кашу, она вкусная. К слову, Алешка вырос совершенно не привередливым к еде, ест все что дадут, да еще и нахваливает.

Читать статью  Мужчина После Развода: Психология, Новые Отношения

Запомнился и другой прием воспитания. Он очень разбрасывал по комнате игрушки, а убирать их не любил — как и все дети, наверное. В каждой семье решают этот вопрос по-разному. Кто-то считает, что легче самому убрать, кто-то ругает ребенка и заставляет прибраться чуть ли не силой. Я поступила проще. Не хочешь — не убирай, я унесу все игрушки в подвал, тогда и заставлять тебя наводить порядок не надо будет. Собрала в коробку и вынесла.

Через день Алешка упросил принести игрушки обратно, после этого какое-то время складывал их на место, а когда снова начался бардак, я молча стала собирать их в коробку. Он вцепился в мою руку и, чуть не плача, стал просить не уносить игрушки: «Я уберу их, мамочка, уберу». Не скажу, что мой ребенок педант и каждая вещь у него имеет свое место, но относительный порядок он поддерживает, время от времени вываливая, например, учебники и тетради из шкафа на пол и начиная наводить чистоту. Делает это сам, без моих напоминаний.

Особенности детей из детских домов

Повторю: возможно, это неверно с точки зрения педагогики, но определенная твердость, даже жесткость в ограничениях на первых порах нужна непременно. Когда я дожидалась своей очереди на получение документов по усыновлению в органе опеки, рядом со мной оказалась супружеская пара, приехавшая оформлять усыновление еще одного малыша. Первый, мальчуган лет четырех, носился тут же по коридорам. Он был шумным и очень подвижным, совсем не слушал, что ему говорит мать, в общем, вел себя как избалованный и непослушный ребенок. Я тогда еще подумала, что его совершенно не воспитывают, вот и растет озорником. Как оказалось, дело не в этом.

Я на собственном опыте убедилась, что ребенок, взятый из дома ребенка не грудным, с уже сложившимся стереотипом поведения, трудно управляем. Он может бояться, но это не будет послушание и уж тем более понимание, что можно, а что нельзя. Его может остановить только страх перед наказанием. В самый первый день, дома, за обедом я протянула руку, чтобы погладить Алешку по голове — за то, что так аккуратно и с аппетитом кушает. А он моментально прикрыл голову руками и сжался. Его не гладили по голове, а били!

Страх жил в нем долго, но мои просьбы и простое слово «нельзя» он упорно игнорировал. Никто ведь не объяснял ему, что, к примеру, залезать на диван в грязной обуви нельзя — дивана в его жизни не было, поэтому он и не понимал, почему я сержусь. Или: почему нельзя бегать по салону трамвая, почему надо сидеть? Он вырывал руку, падал на пол, когда трамвай резко тормозил, я готова была его убить, потому что в детский сад мы приезжали грязными, — но общественный транспорт вошел в его жизнь слишком поздно, и Алешка не сразу понял, как надо себя вести.

А сколько игрушек он переломал, сколько книжек изорвал, прежде чем в его сознании утвердилось такое понятие, как «мое»! Это чужие вещи не жалко портить, свое же обычно берегут. Но у ребенка, знавшего только казенный дом и казенное имущество, бережное отношение к вещам напрочь отсутствовало. Если ты не захватишь игрушку, ее захватит другой. Кто-то другой будет играть и сломает твою любимую машинку. Так что ничего страшного, если ее сломал я — зато успел поиграть.

Он долго не мог поверить, что у него есть собственный дом, своя — только его! — мама. В детском саду, когда я приходила за ним, всем родителям и детям, что находились в тот момент в раздевалке, он с гордостью объяснял: «Моя мама!», «Это моя мама!». А дома подходил, например, к двери и спрашивал: «Это моя дверь?», «Это мой стул?». Его удивляло и радовало, что есть своя тарелка, чашка, тапки. «Мое! Мое!», — мог гордо демонстрировать он гостям ту или иную вещь. Но в промежутке между удивлением и осознанием он успел перепортить кучу всего. Небрежность к вещам, к слову, осталась и по сей день.

Да что там говорить! В три года Алешка не знал массу элементарных вещей! Сначала он называл мамой не только меня, но и моих подруг, воспитательницу в детском саду, даже чужих женщин, сидящих рядом с ним в транспорте. Смысла слова он просто не знал, видимо, полагая, что так надо обращаться ко всем тетям. Он не знал, что такое «пойти в гости». И что такое день рождения, Новый год. Кто такие Дед Мороз или Чебурашка. Вначале он спрашивал, показывая на картофелину: это яблоко? И свеклу тоже считал яблоком. Он смело бросался на проезжую часть, прямо под машины, потому что никогда раньше не видел их, не знал, что это опасно.

К книжкам приучала с большим трудом. Сначала научила смотреть картинки. Потом стала рассказывать, что на них нарисовано. И только спустя почти год он научился слушать чтение.

Он не умел даже целоваться! Его первая ласка была казенной, как и вся жизнь до этого: примерно неделю спустя после того, как он уже жил у меня, Алешка. погладил меня по голове. А первый поцелуй выглядел так: он ткнулся носом в мою щеку, потом еще и еще, но так и не догадался коснуться губами. Зато потом бабушка звала его не иначе, как «лизуля» — оказалось, что он очень ласковый, чуть что — лезет целоваться, любит, когда целуют его. Ту ласку, что недобрал в первые годы жизни, он добирал потом долго-долго.

Был у нас и другой «бзик». Алешке не довелось поездить в колясках, и потому он смотрел на них восторженными глазами и тут же цеплялся за ручки, помогал везти. Мамам я объясняла, что сын без ума от техники, не иначе — вырастет автомобилистом, но понимала, что дело в другом. Пару раз знакомые позволили ему залезть в коляску, но Алешка был уже большим, не помещался, ему было неудобно, и он постепенно охладел, стал относиться к коляскам спокойно. А вот на санках его возили даже классе в третьем, просил бабушку покатать его. Бабушка ворчала, что, мол, жених уже, однако катала.

Кстати, и на коленях сидел, что называется, до упора. Последний раз забрался ко мне на колени классе в восьмом. Сложился, словно перочинный ножик, и все равно не поместился. Я рассмеялась: «Все, Алешка, кончилась лафа». И что? Стоит мне теперь сесть на диван, как ребенок тут как тут, голову на колени и требует: «Гладь меня». Жмурится как кот, только что не мурлычет. Еще любит положить голову ко мне на колени, и чтобы я гладила ему спину. Успокаивающий массаж, объяснила мне подруга-врач. И поглаживание, столь необходимое ему, и сосание пальца — признак внутренней, скрытой тревоги. На подсознательном уровне у него не проходит мысль о том, что его бросили.

Воспитание приемного ребенка: нюансы, о которых стоит знать

Удручает то, что количество брошенных детей растет год от года. Но стоит гордиться теми семьями, которые решили взять ребенка из детского дома. В большинстве своем, это те люди, которые не стремятся получить пособие на приемного ребенка, они любят детей и хотят им дать частичку тепла и любви.

Если люди берут младенца из детского дома, они воспитывают его, как родное дитя. Есть случаи, когда эти дети так и не узнают, что они не родня по крови. Но, как правильно воспитывать ребенка, которого забирают из приюта в том возрасте, когда он уже понимает, что у него не было мамы и папы, а теперь появились? Вы обсудили в семье возможные варианты развития, и готовы считаться с характером и поступками нового члена семьи. Вы готовы к тому, что в дом придет человек со своими привычками, вкусами и интересами. Теперь стоит узнать о некоторых проблемах, способных возникнуть в процессе воспитания приемного ребенка.

Приемные дети в семье — особенности воспитания

Вы уверены, что рассчитали силы, и их хватит на то, чтобы взять в семью приемного ребенка и растить его, как родного? Ведь, это не вещь, которую можно вернуть в магазин, если она вас не устроила по каким-то параметрам. Детям свойственно непослушание, капризы, истерики и слезы. И это касается не только детей из приюта, все ребятишки одинаковые. Главное, о чем нужно помнить – если вы не справитесь с, взятыми на себя обязательствами, и вернете малыша в приют, вы посеете в его душе неприязнь и ненависть к людям. Он окончательно разочаруется в себе, жизни и окружающих людях. Ведь, следом за предательством родных мамы и папы, последовал «удар» от приемных родителей.

Есть несколько правил, следуя которым, можно понять – насколько правильное решение вы принимаете, принимая в свою семью ребенка-сироту.

Общение

Вы должны знать, что представляет из себя тот ребенок, которого вы выбрали из всех детей детдома. Поговорите с воспитателями, нянечками и учителями. Уделите ребенку максимум свободного времени, которое у вас есть в запасе. На поведение самого ребенка полагаться в этом вопросе нельзя. Ведь каждый из тех малышей, которые живут в приюте, страстно мечтает обрести маму и папу. Ребенок будет «из кожи вон лезть», чтобы показать себя только с самой лучшей стороны. Не позволяйте себе принимать импульсивное решение, потратьте на общение с малышом не менее месяца.

После того, как ребенок уже оказался дома, волна эйфории от счастья оказаться в семье, захлестывает его с новой силой. В приемной семье дети сироты адаптируются долго. Это же можно сказать и о родителях, которые привыкают к своему «новому» взрослому ребенку. Он может называть вас мамой и папой с момента знакомства, но это не значит, что он привык к вам. Ему очень хочется не расстроить взрослых и еще больше понравиться вам. Ребенок проявляет максимум активности и доброжелательности, он ждет, что его похвалят и обратят на него внимание.

Читать статью  Чем отличается полная семья от неполной

Адаптация

Приступ эйфории мало-помалу пройдет, и останутся будни. Нужно будет жить дальше, искать точки соприкосновения и взаимопонимания в новой семье. Следующим этапом в поведении приемного ребенка становится отрицание и противоречие. Он выражает недовольство, капризами старается добиться поблажек и всячески показывает свой характер. Почему? Ответ – ему важно знать границы дозволенного в этой семье. Здесь уместна фраза Карлсона: «Спокойствие! Только спокойствие!» Так вы сохраните в порядке нервную систему всех членов семьи и саму семью. Целенаправленно и методично объясняйте ребенку, что он поступает неправильно. Приводите примеры того, как нужно себя вести. Не скандальте, и не кричите! Однако не позволяйте собой манипулировать и потакать его прихотям. Некоторые родители, отчаявшись справиться с подобным поведением, доводят себя до депрессии. Никогда, даже в моменты отчаяния, не напоминайте ребенку о том, что он обязан вам, как приемным родителям. Что, если бы не вы, он сейчас был в детском доме. Рано или поздно, вам станет стыдно за свою слабость, а ребенок возненавидит вас.

Как долго продлится этот период, не знает никто. Все зависит только от вас и вашего терпения. Следующий период в воспитании приемного ребенка – вознаграждение за ваши нервы и обиды!

Воспитание приемного ребенка в семье начинается с этих основных периодов. Они проходят долго и мучительно. Общее время адаптации и привыкания обеих сторон друг к другу может продлиться до 5 лет. Чтобы сохранить семью, запаситесь массой терпения и любви.

Приемные дети – проблемные дети

Если ребенок, который рожден в семье, бывает неуправляемым, то приемные дети, которые еще не знакомы с порядками и законами вашей семьи, доставят некоторые проблемы. Зная заранее, что вам предстоит пережить, можно подготовиться к проблемам заранее.

Еще до усыновления ребенка, решите между собой, станете вы ему в будущем сообщать, что он приемный. Если вы считаете, что малыш никогда не должен узнать о том, что он вам не родной, сделайте так, чтобы эта информация не пришла к нему со стороны. Одно дело, если он услышит это от вас, другое – от чужих людей. Он решит, что вы ему всю жизнь врали, а теперь предали. Логике это утверждение не поддается никакой, но, как правило, именно так и утверждают приемные дети.

запойные алкоголики, которые били и обижали его, они будут окутаны в воспоминаниях ребенка ореолом любви и тоски. Готовьтесь к такому повороту событий. «Закрывайте глаза» на эти высказывания и сравнения. Иначе, доказывая обратное, вы только восстановите против себя ребенка.

Стереотипы по отношению к детям из детдома – это отвратительно. Но, в большинстве случаев, лишенные самого необходимого, эти ребята замечены в воровстве. Как только вы доподлинно узнали, что ребенок украл у вас из кармана, в магазине, у одноклассника или сестры, принимайте меры! Неважно что, и в каком количестве он взял. Главное – он позарился на чужое. Разговаривайте с ребенком, выявите причину его поступка. Обеспечьте его всем необходимым, только не переусердствуйте, чтобы не избаловать.

Если в доме есть другие дети, объясните приемному ребенку, что в семье многое не так, как в детском доме. Если там было принято, что все вещи общие и не имеют одного хозяина, то здесь у каждого члена семьи свои вещи, которые можно брать только с разрешения хозяина. Постарайтесь не обидеть ребенка этим утверждением, пройдет время, и он привыкнет к этому.

Рекомендации приемным родителям

В семье растет родной ребенок, который знает вас с рождения, привык к установленным в доме порядкам. Для него ваша любовь и забота – привычное дело, для этого не нужно ничего делать и доказывать, что он хороший. С приемным малышом все происходит по-другому. Поэтому нужно знать то, чего ждет от вас ребенок, которого вы забрали из приюта.

Ребенок должен быть уверен в том, что вы любите его в любом случае. Чувство не зависит ни от каких обстоятельств. Вам неважно, что он плохо учится или наступил на хвост коту. Вы должны любить ребенка не за достоинства или недостатки, а за то, что он есть на этом свете и он рядом с вами.
Дайте понять ребенку, что вы уважаете каждое его решение. Он достоин уважения, как человек, как личность. Это позволит ребенку приобрести уверенность и уважение к себе.
Не делайте так, чтобы ребенок вас боялся. Чувство страха – не то чувство, которое порождает любовь и уважение.
Внимание по отношению к ребенку должно быть всегда пристальным. Вы должны знать, что с ним происходит, что беспокоит и тревожит его. Это позволит вовремя принять меры и избежать неприятностей в будущем.

Пути решения социальных проблем приемных детей

Поэтому нужно знать стандартные ситуации и пути разрешения конфликтов.

Страх

Ребенок, который всю жизнь провел в обществе таких же обездоленных детей, имеет массу страхов. Они объясняются тем, что малыш всегда был предоставлен самому себе. Ему никто ничего не объяснял, не разговаривал с ним, и не решал его проблемы. Поэтому не «воюйте» со страхами малыша с первых дней. Сначала определите причину боязни, ее истоки. Действуйте поэтапно – сначала заручитесь доверием малыша, дайте ему возможность поведать о своей боязни, а потом вместе решайте эту проблему.

Учеба

Привыкший жить среди людей, которые знают его возможности и способности, появляясь в новом коллективе, ребенок становится изгоем. Ведь дети жестоки, их не волнуют истинные мотивы того, почему одноклассник не хочет с ними общаться. Они отрицают его присутствие, и стараются «насолить». Может быть, причина того, что ребенок плохо учится в нежелании учиться и идти в школу.

Заинтересуйте ребенка в познании нового. Мотивируйте к учебе. Двойки исправляются пятерками, которые дети получают, как только почувствуют силы и поймут, что получать знания – это интересно.

Деньги

Приемным детям, нужно обязательно объяснять, что такое деньги. Необходимо дать точную формулировку того, как ими пользоваться, и какие блага можно получить, если рационально использовать средства. Давайте ребенку некоторую сумму денег раз в неделю. Вместе с ним определите материальные блага, которые он желает получить. В зависимости от того, что малыш задумал купить, поставьте цель. Объясните ребенку, что если он хочет приобрести велосипед, то транжиря всю сумму, которую вы выдаете ему регулярно, он не придет к своей цели. Распределите карманные средства ребенка следующим образом:

  • Школьные завтраки;
  • Проезд до школы и обратно;
  • Расходы на кино и попкорн;
  • Сумма, которую нужно отложить, чтобы купить велосипед.

Если вы задумываетесь над тем, чтобы взять ребенка из приюта или детского дома, подготовьтесь морально заранее к тому, что с этого момента ваша жизнь изменится. Терпение и любовь помогут вам в этом благородном деле.

С возможностью возврата: с какими сложностями сталкиваются семьи с приемными детьми

Больше половины приемных семей сталкиваются со сложностями при воспитании и адаптации ребенка, усыновленного или взятого ими под опеку. Абсолютное большинство — 83% — сталкиваются со сложностями в процессе обучения, в том числе с неспособностью детей усваивать школьную программу наряду с «домашними» детьми, свидетельствуют данные опроса, проведенного фондом «Катрен». Полученные такими детьми психологические травмы и имеющийся жизненный опыт определяют их поведение, которое может существенно отличаться от поведения детей, не сталкивавшихся с отвержением. Для того чтобы успешно с этим справиться, приемным родителям нужна дополнительная подготовка. Недостаток подготовки, помноженный на ложные ожидания от такого опыта, нередко приводит к тому, что ребенка возвращают в сиротское учреждение, обращают внимание эксперты. Это, в свою очередь, может быть одинаково болезненно как для детей, так и для самих приемных родителей. В том, как можно подготовиться к такому опыту и реально ли сократить количество отказов, разбирались «Известия».

Счастливая четверть

Почему при назначении опекуна в приоритете у суда биологическое родство, а не интересы несовершеннолетнего

Данные исследования о трудностях, с которыми сталкиваются приемные родители в России, были опубликованы в начале декабря. Исследование проводили благотворительный фонд «Катрен» и онлайн-школа Skysmart вместе с исследовательской компанией Tiburon Research. Всего в нем приняло участие около 400 семей, опрос проводился в октябре-ноябре этого года.

Чаще всего в семье воспитывают одного приемного ребенка (45%), почти треть респондентов (27%) сообщили, что в семье два приемных ребенка; 26% пришлось на семьи с тремя, четырьмя, пятью или более приемных детей.

— 70% семей не имеют родных несовершеннолетних детей, — отмечается в материалах исследованиях.

Чаще всего детей принимали в семью либо до года (41%), либо в возрасте 4–6 лет (43%). К моменту проведения опроса в большинстве семей дети достигли возраста 7–10 либо 11–14 лет (44% и 46% соответственно).

ребенок

По трети семей с приемными детьми сталкивались либо с умеренными, либо с серьезными проблемами. В четверти семей — как правило, тех, где воспитывалось не более одного приемного ребенка, принятого в раннем возрасте, часто — в случае родственной опеки, — вообще не было специфических для такой ситуации проблем. В 15% семей речь шла о так называемых «профессиональных проблемах» — но это чаще всего были семьи, воспитывающие от двух и более приемных детей.

К умеренным проблемам в таких семьях исследователи отнесли трудности со здоровьем и учебой, задержку развития, повышенную потребность во внимании, склонность к обманам, неспособность сосредоточиться и низкую самооценку. К серьезным — расстройство привязанности, вспышки гнева, аутоагрессию, несоблюдение норм поведения и плохую гигиену в дополнение к уже перечисленным. В случае с профессиональными проблемами речь также идет о сексуализированном поведении, агрессии и побегах из дома.

К наиболее существенным из распространенных проблем сами приемные родители отнесли задержки развития (48% случаев в приемных семьях и примерно 7% в обычных семьях), проблемы с психикой (34% и 13% соответственно); слабое здоровье и частые болезни (28% против 34% в обычных семьях).

Читать статью  Как пережить развод

Среди поведенческих проблем родители выделили в том числе склонность к обманам (52% и 29%), сексуализированное поведение (17% и 5%), самоповреждения (19% и 5%) и склонность к побегам (4%).

С трудностями в обучении так или иначе сталкивались 83% приемных семей. Около трети (32%) также пожаловались на неверную информацию о прошлом ребенка. Респонденты также обращали внимание на сложности с получением квалифицированной помощи извне. В том числе на неинформированность медиков и психологов об особенностях приемных детей и отсутствие поддержки со стороны школы.

школа

— Школа работает как обвинитель, помощи от них нет. Только вечная борьба за успеваемость. Редкий учитель знает о сложностях в приемных семьях, — цитируют исследователи одного из респондентов.

Всего в России ежегодно возвращают в детские дома около 5 тыс. детей, попавших в приемную семью, подсчитали в фонде «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Это прежде всего люди, которые оказались не готовы к тому, что означает на практике воспитание ребенка, пережившего в раннем возрасте психологические травмы.

Поставить в невыносимые условия

Основные трудности, с которыми сталкиваются приемные родители, связаны с тем, что дети из детских домов очень отличаются от своих «домашних» ровесников, рассказывает директор благотворительного фонда «Найди семью» Елена Цеплик.

— В детских домах, как правило, оказываются дети из социально неблагополучных семей, в которых родители по разным причинам не могли нормально о них заботиться. Это может быть употребление алкоголя или наркотиков либо какая-то иная форма социального неблагополучия. Такая жизнь создает у ребенка не только физические проблемы, но и душевные травмы, — рассказывает она.

Когда ребенок оказывается в детском доме, его базовые потребности в тепле и питании удовлетворяются, но заниматься лечением детских травм в учреждении никто не будет — ребенок будет расти в физически безопасной, но крайне неблагоприятной для реабилитации и развития среде.

— В результате ребенок «замораживается», его травмы уходят глубоко внутрь, — рассказывает собеседница издания.

ребенок

В полной мере сталкиваются с последствиями этих травм, как правило, уже приемные родители. Когда ребенок, переживший такой опыт, оказывается в приемной семье — в ситуации физической и психологической безопасности, — всё это дает о себе знать.

— Выражается это в различных особенностях поведения. Бывшие сироты могут хронически не слушаться, не реагировать на просьбы, провоцировать родителей на агрессию или проявлять агрессию сами, могут воровать, драться, проявлять различные виды сексуализированного поведения, может быть самоагрессия, — перечисляет Елена Цеплик.

Пытаясь избежать новых травм, оказавшись в приемной семье, дети будут «проверять» приемных родителей. Как правило, используя для этого достаточно жесткие сценарии, говорит психолог, руководитель школы приемных родителей Алексей Рудов.

— Это естественно, с их точки зрения. Если ты хочешь быть уверенным в том, что человек тебя не бросит, ты должен поставить его в невыносимые условия и убедиться, что он тебя не оттолкнет, — отмечает он.

детдом

Кроме того, когда ребенок годами живет в состоянии стресса, его развитие замедляется, поэтому на поведенческие сложности накладываются «очень серьезные» проблемы с обучением и внешним социальным взаимодействием. Люди с «обычным» жизненным опытом к таким проблемам оказываются не готовы. Поэтому кандидатам в приемные родители нужно проходить специальное обучение, а абсолютному большинству приемных семей нужно грамотное, профессиональное экологичное сопровождение.

Мотивация жалости

Отдельная категория проблем, как правило, связана с мотивацией потенциальных приемных родителей и отсутствием четкого представления о том, что в действительности означает решение взять приемного ребенка, отмечает Алексей Рудов.

— Мотивация жалости, мотивация из желания потренироваться или вырастить идеального человека, попытка самореализации родителя, часто встречается в приемном родительстве. Но это не конструктивная мотивация, это мотивация про родителя, а не про ребенка. На жалости еще можно взять котенка и месяц ухаживать за ним, но с ребенком предстоит прожить всю жизнь, — отмечает он.

В действительности отношения приемного родителя и приемного ребенка, вне зависимости от возраста, скорее напоминают отношения двух партнеров, каждый из которых уже имеет за плечами определенный опыт — и исходя из него пытается выстроить близость в новой обстановке.

Поэтому еще на этапе подготовки крайне важно проработать мотивацию, которая позволит обеспечить длительное конструктивное взаимодействие в семье.

дети

— Действительно, иногда причиной бывают неоправданные ожидания, несбывшиеся мечты о красивом, успешном ребенке, самозабвенно играющем на скрипке, непременно в лучшем оркестре мира, — подтверждает директор благотворительного фонда «Измени одну жизнь», занимающегося содействием семейному устройству детей-сирот, Яна Леонова.

Бывает, что семья возвращает ребенка, потому что родитель попытался справиться со всеми стоящими перед ними задачами и сложностями в одиночку и оказался просто не в состоянии это сделать — при этом часто люди даже не знали о том, что могли обратиться за помощью, рассказывают в фонде.

Но иногда причиной становится недостаток информации со стороны государственных органов.

— Иногда родители вполне хорошо подготовлены, у них есть ресурсы, они приняли осознанное решение, но информация о ребенке оказалась либо ложной, либо недостаточной. Родители, понимая, на что именно они были готовы, вынуждены принимать решение о возврате, — продолжает Яна Леонова.

При этом отказ часто оказывается даже более травматичным для родителей, чем для самого ребенка, обращает внимание Рудов.

— Ребенок подсознательно к этому готов, он в такой ситуации уже оказывался. Но представьте, как чувствуют себя взрослые, когда понимают, что должны предать человека, который им доверился, — говорит он.

«Одного желания не всегда достаточно»

Сегодня в России прохождение курса в школе приемных родителей является обязательным условием перед усыновлением или оформлением опеки над ребенком.

ребенок

В идеальной ситуации курс включает в себя работу с психологами, блоки, касающиеся поведенческих проблем, с которыми можно столкнуться, юридических аспектов и взаимодействия с опекой, которая в дальнейшем будет контролировать проживание приемного ребенка в семье.

Чтобы опека засчитала документы о прохождении курса, школа должна быть сертифицирована. Однако школы сильно отличаются между собой, и само по себе наличие сертификата необязательно говорит о том, что обучение будет качественным, обращает внимание Алексей Рудов.

— Как и в случае с выбором врачей или учителей ориентироваться нужно прежде всего на отзывы. Кроме того, очень поможет, если при школе есть реальный общественный совет — люди, которые сами прошли через такой опыт, смогут передать намного больше, чем не имеющий практического опыта психолог, перед которым стоит задача просто пройти по программе, — отмечает он.

Обучение в школе может занять пару месяцев, а вся подготовка с учетом самостоятельной работы — около полугода.

Программа обучения в школе приемных родителей должна адаптироваться под сегодняшнюю ситуацию, она не может быть вырублена в камне, уверена Яна Леонова.

— Нынешних кандидатов надо готовить к тем детям, которые сейчас находятся в системе государственной заботы, — утверждает она.

дети

Кроме того, процесс подбора семьи для ребенка должен производиться исходя из его интересов и потребностей. Это в том числе позволит сократить роль ошибки при подборе семьи для ребенка, которая впоследствии может привести к отказу.

— В силу отсутствия алгоритмов и методик, обязательных для использования специалистами, не учитывается огромное количество факторов, которые очевидно повлияют на будущую семью. Одного желания семьи или ребенка, к сожалению, далеко не всегда достаточно, — говорит Леонова.

«Увидела и заревела»: на Урале женщина обвинила власти в том, что они лишили ее опеки над девочкой с ДЦП из-за квартиры

По ее словам, затем девушку довели до истощения в медицинском центре. Историей занимаются чиновники и правозащитники

В отсутствие единых требований

Существующая система несовершенна, но хорошо уже то, что она, в принципе, существует, считает Елена Цеплик.

Прохождение школы приемных родителей как обязательное условие для получения разрешения на усыновление она называет большим шагом вперед в развитии семейного устройства. Проблема, по ее словам, заключается прежде всего в том, что институт школы приемного родительства, как и институт сопровождения семей, в России пока развит слабо.

— У нас нет единых регламентов, единых требований к специалистам сопровождения, нет прописанных и понятных всем целей сопровождения и допустимых инструментов. Более того, в формате государственной поддержки сопровождение должны осуществлять органы опеки. И в их же компетенции находится контроль за приемными семьями. А совмещение функции сопровождения и контроля — это путь в никуда, — отмечает Цеплик.

Школы с высоким уровнем подготовки существуют в основном только в крупных городах. Там действуют некоммерческие организации, способные принять участие в их работе. То же самое относится и к сопровождению. Оно, как правило, необходимо семьям в течение первого полугода после того, как приемный ребенок попал домой.

дети

— Сопровождение в нормальном его виде реализуют опять-таки некоммерческие организации. Но, как правило, они работают в тех же крупных городах, — объясняет Цеплик. — У нас в фонде есть дистанционная служба поддержки приемных семей, мы оказываем дистанционные услуги сопровождения по всей России, но мы такие одни.

Это долгий, тонкий, «ювелирный процесс», говорит собеседница издания:

— Настроить его в масштабах страны сложно, но это не значит, что невозможно. Самое узкое место — это совмещение функции контроля и сопровождения, а также подготовка специалистов.

Пока, отмечают общественники, ни один вуз в России таких специалистов не готовит.

Большая проблема для приемных родителей также заключается в том, что при принятии решения им часто не хватает данных, прежде всего о ребенке и о его потребностях, о своих ресурсах, добавляет Яна Леонова.

— Зачастую ребенка передают в семью совершено без истории, без понимания, что с ним произошло, как он это переживал, кто ему смог помочь и смог ли, — обращает внимание она.

Источник https://www.7ya.ru/article/Vospitanie-priemnogo-rebenka-zachem-nuzhna-pomow-psihologa/

Источник https://sunmag.me/sovety/15-02-2014-vospitanie-priemnogo-rebenka-nyuansy-o-kotorykh-stoit-znat.html

Источник https://iz.ru/1260259/evgeniia-priemskaia/s-vozmozhnostiu-vozvrata-s-kakimi-slozhnostiami-stalkivaiutsia-semi-s-priemnymi-detmi

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: